dzhotti (dzhotti) wrote,
dzhotti
dzhotti

Categories:

Дорогами Великих с Николаем Непомнящим

Читать с самого начала:  По следам Виннету - 2013
Предыдущая страница 4:  Герои на все времена

«В жизни есть много вещей, с которыми  ты можешь столкнуться и о которых, пожалуй, не стоит подробно писать в книгах. Читатель обычно завидует тому, кто много путешествует, видит разные страны, переживает интересные приключения. Как бы ему, читателю, хотелось бы оказаться на месте этого путешественника! В жизни, однако, все немного сложнее. Путешествия сопряжены почти всегда с такими трудностями, о которых в книгах не пишут, но которые, узнай о них читатель, наверняка излечили бы его от тоски по приключениям. В бесчисленных письмах, которыми до сих пор засыпают меня читатели, обычно содержится одно и то же: они жаждут принять участие в путешествии, они хотят знать, сколько для этого надо денег и что необходимо взять с собой. Но никто не поинтересовался, какими качествами и знаниями должен обладать такой путешественник; никто не задумался: выдержит ли он тяготы пути. И вот когда я во всех подробностях информирую такого энтузиаста о тяготах, он, как правило, навсегда излечивается от жажды приключений», - так писал Карл Май, отождествлявший себя со своим героем Олд Шеттерхэндом («Виннету», М.: «Издательство АЛЬФА-КНИГА», 2013, перевод М.Курушина).

Немецкий писатель Карл Май
Немецкий писатель Карл Май

Это было суровое и тревожное время, сопряженное не только с трудностями выбранного пути, но и со смертельной опасностью. Сегодня мы живем в другом столетии и имеем больше возможностей для покорения неизведанных далей и неприступных вершин. Но неизменно одно: сама суть путешествия и кого или что мы на самом деле покоряем? Познание и преодоление часто идут рука об руку, но с той лишь разницей, во имя чего? В любом случае, путешествие является импульсом к пробуждению скрытых внутренних потенциалов и качеств, в спокойном жизненном течении порой спящих глубоко внутри нас. Надо же иногда просыпаться!

Тропа в каньоне Большая Пакленица
Тропа в каньоне Большая Пакленица

Наша беседа с Николаем Николаевичем Непомнящим плавно перетекала с разговора о литературе и кино на важные моменты собственных открытий и опыта, дающие богатую пищу для будущих творческих устремлений и планов. Главное – осмелиться и сделать шаг, остальное приложится. Один восточный мастер говорил, что когда лучник выпускает стрелу, не важно, попадет ли она в цель, главное – тот момент, с чем отпущена тетива.

Николай Непомнящий - писатель, журналист, переводчик, путешественник
Николай Непомнящий - писатель, журналист, переводчик, путешественник (фото Михаила Курушина)

- Николай Николаевич, что привело Вас на тропу Виннету?

На тропу Виннету я вышел, как это ни странно, аж в 1963 году, когда побывал в Крыму. Мы тогда жили под Судаком в поселке Уютное большой дружной семьей, которая на самом деле состояла из множества семей: детей всевозможных загранработников, дипломатов, бывших и нынешних, тогдашних разведчиков, дети которых целыми днями были предоставлены самим себе. Мы вырезали из различных деревяшек индейское оружие и играли в индейцев. Почему в индейцев? Потому что тогда уже начали появляться какие-то фильмы, связанные с этой тематикой, а еще через год-два появились основополагающие картины про Виннету. И мы, за неимением других фильмов, играли именно в них. Как ни странно, именно увлечение индейцами потом привело меня к Африке. Наверно, потому, что и то, и другое было этнографией. А этнография у нас ассоциировалась только с африканскими племенами мумба-юмба и с Виннету. Иных примеров у нас, у закрытой страны, просто не было.

- В какой момент в Вас пробудился дух путешественника? Как путешествие для Вас стало не хобби, а профессией?

Я начал путешествовать по окрестным плато, которые были недалеко от Генуэзской крепости. В частности, один уходил в Новый Свет и выходил на такие плоскогорья, по которым вообще практически не ступала нога человека. Именно там где-то в середине 60-х я открыл новый вид бабочки – какой-то пестрянки, которая впоследствии заняла видное место на стеллажах зоологического музея МГУ. Меня похвалили и приняли в кружок юных зоологов, в котором я какое-то время занимался. Наверное, тогда у меня появилась тяга к путешествиям. И немалую лепту внесло чтение различных книг, которых у меня дома было очень много, про путешественников. У моих соседей по коммунальной квартире, когда я жил в таковой на улице Осипенко в Москве, была огромная библиотека, и я прочитал там всего Жюля Верна, изданного у нас, и Майн Рида. Наверно, жульверновские герои - Кузен Бенедикт, энтомолог из «15-летнего капитана», Паганель из «Детей капитана Гранта» - стали моими кумирами и моими главными героями.

Хорватская бабочка
Хорватская бабочка

- Были ли события или люди, которые определили в какой-то степени Ваш жизненный путь?

Это герои произведений различных авторов, которых я читал даже на немецком языке и впоследствии на английском и на французском, который я учил в институте. Очень рано стал покупать книги в магазине «Дружба», который существовал на улице Горького в Москве, где продавались рассказы о различных экспедициях и путешествиях. И у нас во многих издательствах, в частности в издательстве «Мысль», потихоньку начали выходить книги наших лучших переводчиков - Льва Жданова и т.д., которые буквально по крупицам рассказывали нам о путешествиях Тура Хейердала, Тима Северина, Бернгарда Гржимека и других. Вот на их книгах я рос, поскольку личных примеров у меня не было. Жил я в так называемой неполной семье, в детстве передвигался мало, потому что достаток был небольшой. Только Крым и Москва, московская квартира. Поэтому - книги и еще раз – книги. Они сделали меня как журналиста и как писателя. В первую очередь речь идет о героях художественных произведений того же Майн Рида и Жюля Верна, которых мы часто недооцениваем, потому что читаем 3-4 романа в своей жизни и думаем, что это единственное, что написали эти люди. На самом деле, у этих авторов существует огромное количество произведений, о которых мы даже не подозреваем. У того же Жюля Верна есть романы, вообще не переводившиеся в советское время, как, например, «Приключения трех русских и трех англичан в Южной Африке» и так далее. Их я тоже читал, и они тоже повлияли на меня.

- Кого Вы считаете для себя примером? Знаковые люди в Вашей жизни?

Особо таких людей не было, кроме Хейердала, которому я еще в молодости написал письмо, он мне ответил, и мы какое-то время переписывались. Я очень увлекался историей Канарских островов – почему-то мне в душу запала именно эта страничка завоевания мира – и судьба гуанчей, коренных жителей Канар, меня очень волновала. Я первым у нас в стране подробно этим занялся и написал об этом книжку.

На Плитвицких озерах
На Плитвицких озерах

- Вы являетесь переводчиком нескольких романов Карла Мая, в частности, шести произведений так называемого «Восточного цикла». Как герои Карла Мая стали Вашими?

История моего прихода к Маю связана, конечно, с журналом «Вокруг света» и с издательством «Прибой», взявшимся издавать Карла Мая. Одновременно в издательстве «Прибой» я познакомился с Михаилом Курушиным, который как раз предложил там свои переводы, которые он с детства лелеял. И мы нашли друг друга, подключили других переводчиков и издали более 15-ти томов Карла Мая, которые сейчас стали культовыми и знаковыми. Почему «Восточный цикл»? Потому что я востоковед по образованию, и мне ближе были реалии Центральной Азии, Балкан, Ближнего Востока, где разворачивались события этих романов. И потом, мне был очень симпатичен сам главный герой, он как бы являлся тем же самым героем, что и главные герои западных вестернов, поэтому мне это было проще, мне это было интереснее.

Николай Непомнящий и Михаил Курушин на Плитвицких озерах, июнь 2013
Николай Непомнящий и Михаил Курушин на Плитвицких озерах, июнь 2013

- Как Вы думаете, почему герои романов Карла Мая до сих пор любимы и современны?

Герой Карла Мая – это благородный человек, храбрый, смелый, самое главное – добрый, всегда приходящий на помощь, для которого не существует ни расовых, ни этнических предрассудков, что тоже немаловажно в наше время, когда все подвержены вирусу ненависти, боязни людей другого племени, другого клана. Сейчас, поскольку у нас в стране и вообще во всей Европе их очень много, то приходится сталкиваться со страшными проявлениями ксенофобии. У Карла Мая этого совершенно нет. Его герои лишены этого порока, и это очень импонирует и привлекает к произведениям Карла Мая. Я думаю, что отечественный читатель еще не до конца прочувствовал эту притягательную силу майевских произведений и главного героя Олд Шеттерхэнда или Олд Шурхэнда, или Кара бен Немси, которые воплотили в себе лучшие черты человека конца 19 – начала 20 века. На самом деле, мне кажется, этих черт было довольно мало, потому что пороков в те времена было еще больше, чем сейчас.

Книги Карла Мая в переводе М.Курушина и Н.Непомнящего
Книги Карла Мая в переводе М.Курушина и Н.Непомнящего

Хочется повторить, что романы Карла Мая любимы сегодня, потому что сегодня нам не хватает таких героев, которым свойственны те качества, о которых я говорил: доброта, гуманизм, готовность придти на помощь, умение общаться с людьми, знание языков. Вообще, говоря о языках, нужно сказать, что у нас сегодня практически все учат иностранные языки, но никто на них не говорит. Если ты не будешь учить язык, тебе никто не поможет общаться с иностранцами, быть в другой стране на высоте. Язык надо пропускать через себя, и тогда ты на нем заговоришь.

В доме-музее Карла Мая
В доме-музее Карла Мая в Радебойле (фото Михаила Курушина)

- Вы являетесь автором более 100 книг о тайнах и загадках истории, природы и человека, о путешествиях и открытиях. Если можно, несколько слов об этом.

Это все пришло гораздо позже. Наверно, нужно было проработать 17 лет в журнале «Вокруг света», чтобы придти к пониманию того, что наш мир абсолютно непознан, неисследован, и что людям нужно об этом читать как можно больше и узнавать как можно больше. На Западе подобных книг было много еще в 50-е годы, но не все они до нас доходили. Поэтому можно было начать с того, что просто перевести, переработать, творчески доделать какие-то книги, вышедшие там, и донести их до нашего читателя. Это был первый этап. Дальше этого становилось уже недостаточно, поскольку нужно было писать что-то свое, авторское. Россия и Советский Союз являли миру свой огромный сонм загадок и тайн, которые было интересно разгадывать и нам, отечественным читателям, и тем более, иностранному читателю, для которого Россия и Советский Союз были Terra Incognita в полном смысле этого слова. Я начал с книги «Колесницы в пустыне» об Африке, в ее основу я положил собственное путешествие по Юго-Восточной Африке, по Мозамбику, дополнил другими исследованиями по древней истории. Получилась такая приличная первая книжечка, она до сих пор пользуется спросом, хотя вышла в 1981 году. И, как ни странно, она была для меня толчком, вирусом, бациллой, но не скажу – графоманства, потому что я этим не страдал и всегда очень критично, иронически относился и к своему творчеству, и к себе, всегда выслушивал полезные советы и мнение друзей (и недругов тоже).

Серия книг Николая Непомнящего
Серия книг Николая Непомнящего

Появились связи с издательствами. Сначала это было издательство «Восточная литература», потом возникли новые, но дружба продолжалась целыми годами и даже десятилетиями. Например, с издательством «Олимп», где у меня вышло более десятка книг о загадках и тайнах. Потом с издательством «Вече», с которым я сотрудничаю до сих пор, начиная с конца 90-х годов. Там существует очень любопытная серия «100 великих», в которой у меня вышло более 20 книг о тайнах и загадках, о загадочных людях, о различных рекордах природы, катастрофах, людях-феноменах и т.д. Например, книга «100 великих приключений», написанная совместно с Андреем Низовским, очень удачная, потому что в ней неординарно подаются факты и открытия Древнего мира, Средневековья, открытия сегодняшнего дня, о которых мы знаем гораздо меньше, чем о древних и средневековых.

Книги Николая Непомнящего
Книги Николая Непомнящего

- Николай Николаевич, Вас нередко называют энциклопедистом. Почему?

 Это, конечно, громко сказано. Потому что энциклопедисты – это деятели периода Французской революции или немцы и англичане конца 19 века, которые собирали сведения, но тогда их было гораздо меньше, чем сейчас. Сейчас собирать сведения проще, Интернет помогает, но это создает и дополнительные опасности: очень много непроверенной информации. Но на самом деле, собирать материалы для книги – это и увлекательно, и одновременно сложно. Во-первых, тебя многие готовы уличить в том, что ты забираешь их информацию, хотя это совершенно не доказано, что это их информация. В свою очередь эти люди берут ее еще у кого-то и выдают за свою. С этим очень часто приходилось сталкиваться. Для меня очень увлекательно составлять энциклопедии, словари неведомого, загадочного, необъяснимого. Вот там можно пользоваться тысячами фактов и компоновать их в разных позициях.

Книги Николая Непомнящего
Книги Николая Непомнящего

Еще одно увлекательное занятие (это уже другой период творчества и жизни) -  биографии интересных людей. Хочется самому окунуться в жизнь интересного человека, походить в его шкуре, поездить по его местам. Так я выпустил книгу о Бреме (кстати, у нас о Бреме практически вообще ничего не было, хотя все имеют дома «Жизнь животных» и знают, кто такой Брем, но никто не знает деталей его жизни). Это был очень интересный человек, и многим желающим работать с животными и путешествовать стоит взять с него пример. Такие же книги я написал, придумав для себя серию «Дорогами Великих», о великих людях, о том, как они ездили и чем жили в этих странах. Написал о Пабло Пикассо, проехав по его местам по Южной Франции, написал о Ливингстоне, побывав в его родных местах и проехав по его маршрутам. И, наконец, написал о Леонардо да Винчи, который меня всегда очень интересовал, проехав по всем его местам, начиная от места его рождения во Флоренции в городе Винчи до замка Амбуаз в Центральной Франции на Луаре, где он умер на руках у короля Франциска I в 1519 году.

Книги Н.Непомнящего о Леонардо да Винчи и Хорватии
Книги Н.Непомнящего о Леонардо да Винчи и Хорватии

- Какой мечтой Вы живете сегодня?

 Если говорить о творчестве, то хотелось бы сделать еще что-то очень важное и интересное. Главное – продолжить серию «Дорогами Великих», которую я задумал. В ней около 90 позиций, 90 выдающихся людей, начиная от древних путешественников и заканчивая сегодняшними деятелями науки, культуры, искусства, которые много путешествовали, в том числе разведчики, художники, литераторы. Около сотни людей, о которых можно было бы написать, как проходил их жизненный путь через дорогу, через путешествие, через открытия. Я считаю, что это очень важно и для того, чтобы создать такой страноведческий жанр утерянной литературы с уходом старого «Вокруг света», и показать, что людям постоянно нужно движение, нужны открытия, нужны новые знания и путешествия.


Н.Непомнящий и М.Курушин на Плитвицких озерах
Николай и Михаил на Плитвицких озерах

Июнь 2013, Хорватия

Следующая страница 6:  Крка - Скрадински бук
Дополнительно:  Хорватия с Виннету и без
Tags: auf den spuren von winnetou, croatia, hrvatska, kroatien, winnetou, winnetoua, Виннету, Карл Май, Плитвицкие озёра, По следам Виннету, Хорватия, добрый кадр, индейцы
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author